January 6th, 2018

Службы рождественского сочельника в Вифлееме.

В канун Рождества Христова, 24 декабря, Иерусалимский Патриарх утром с многочисленною свитою, состоящею из архиереев, архиереев, архимандритов, священников, диаконов и кавасов (телохранителей патриарших) выезжает на великолепном коне верхом или в открытой коляске из Иерусалима в Вифлеем. Вся свита Патриарха следует в известном, заранее установленном, порядке: впереди по два в ряд едут на конях верхом 12 турецких жандармов, за ними также по два в ряд и тоже верхами на конях 6 патриарших кавасов в парадных, расшитых шелками и золотом, костюмах с массивными серебряными булавами в руках, далее в коляске драгоман Патриархии и архидиакон с патриаршею тростью в руке, держа ее на весу, в следующей коляске восседает Патриарх, имея на себе все высшие ордена, с секретарем Синода, а позади этой коляски с соблюдением старшинства замыкает патриарший поезд целый ряд колясок с архиереями-синодалами и свитскими почетными клириками. Толпы богомольцев различных национальностей, разодетых в праздничные цветные костюмы, переполняют дорогу по направлению из Иерусалима к Вифлеему, спеша на предстоящие торжества к богослужению. При торжественном проезде Патриарха и его свиты богомольцы уступают дорогу и, обнажая головы, кланяются почтительно главе Иерусалимской церкви, непрестанно благословляющему народ.

Свита Патриарха по мере удаления от Иерусалима постепенно растет в своей численности. Шейхи, старейшины местных арабских общин, разодетые в серые бурнусы и цветные чалмы, на своих резвых скакунах выезжают навстречу Патриарху и присоединяются к его свите. У монастыря св. пророка Илии, находящегося на полпути между Иерусалимом и Вифлеемом, Патриарх выходит из коляски или спускается с коня и приветствуется игуменом этой обители и представительными вифлеемскими и бейтджальскими шейхами, которые вводят его и свиту в нарочито для сего устроенные и убранные по-праздничному палатки и предлагают всем им краткий отдых, во время которого Патриарх ведет приличествующие случаю беседы с игуменом гостеприимного монастыря и с шейхами. После небольшого отдыха в палатках Патриарх и его свита снова садятся на своих коней или в коляски и продолжают путь далее к Вифлеему. Число шейхов теперь еще заметнее увеличивается в свите Патриарха. Шейхи, желая показать свои удаль и молодечество и доставить приятное зрелище дорогим гостям, нередко отделяются от патриаршего поезда, пускаются во весь карьер, обгоняя друг друга, стреляют из ружей и вообще проделывают всякого рода замысловатые скаковые упражнения, называемые на местном языке «фантазиями».

При въезде Патриарха в Вифлеем его радостно приветствуют толпы богомольцев и зрителей из местных обывателей. Все крыши чистеньких беленьких домиков Вифлеема переполнены зрительницами — женщинами, окутанными в белую чадру, и их многочисленными детьми, высыпавшими из любопытства сюда, чтобы видеть торжественный въезд в город Патриарха и его свиты. Для встречи Патриарха выходит все вифлеемское духовенство с игуменом во главе (его заменяет один из архиереев Патриаршего синода), в священном облачении, имея в руках икону Рождества Христова, Евангелие и другие святыни.


Патриарх, сойдя с коня или коляски, становится на ковер, надевает фиолетовую мантию с парчовыми скрижалями из широкого золотого галуна и, приложившись к иконе праздника, берет в руки св. крест и жезл, а затем, поцеловавши игумена, начинает шествовать через низкие полузаложенные двери западного входа во внутрь самой базилики. Впереди мальчики в стихарях, перепоясанных орарями, несут хоругви, фонарь, крест, рипиды, свечи, далее идут певцы, за ними духовенство попарно, неисключая и архиереев, потом два диакона с кадильницами, икона праздника, которая потом поставляется на горнем месте в главном алтаре, и, наконец, Патриарх, причем певцы поют тропарь праздника: «Рождество Твое, Христе Боже наш». Патриарх проходит через базилику, не останавливаясь, и направляется прямо во св. пещеру Рождества Христова через южную дверь. Спустившись в пещеру, Патриарх берет в руки кадило и девять раз кадит место Рождества Христова, потом поклоняется перед ним и, став в сторону, ожидает, пока совершат поклонение все архиереи его свиты. Затем, обратившись назад к св. Яслям, кадит девять раз и их, покланяется им и так же ожидает, когда совершат поклонение и здесь сопровождающие его архиереи. По выходе из св. пещеры Рождества Христова через северную дверь Патриарх направляется к трону, стоящему сбоку базилики, против царских дверей, благословляет народ св. крестом на четыре стороны при пении: «Ис полла эти деспота», и вступает в трон для слушания великих часов и литургии с вечернею.


Во время совершения великих часов первый час читает с его молитвами Патриарх, который потом поет первый тропарь часов, читает Евангелие в троне и совершает каждение алтаря, всего храма и Вертепа. Второе Евангелие на третьем часе читает в царских дверях по-славянски начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, если, конечно, он бывает на этих торжествах, и кадит алтарь, храм и Вертеп.  Евангелие на девятом часе читается по-арабски.

Непосредственно за часами следует литургия с вечернею, во время которой совершаются торжественный малый выход и освящение хлебов с участием всего наличного духовенства, за исключением архиереев-синодалов. Для благословения хлебов духовенство выходит из алтаря при пении славника из стихир на стиховне: «Веселися, Иерусалиме», который поют сейчас же по прочтении паремий. Духовенство располагается полукругом от алтаря до патриаршего трона, имея в средине храма столик с серебряным подсвечником искусной работы в виде деревца с плодами (места для чаш с. вином и елеем) и пятью большими плоскими хлебами с рельефным изображением праздника Рождества Христова наверху. Нередко, кроме этих хлебов, в корзине за столиком полагаются для освящения и другие хлеба, предназначенные для раздачи народу.

Принято, чтобы русский генеральный консул, как представитель России, защитницы интересов Православия на Востоке, непременно присутствовал бы в этот праздник на всех службах в Вифлееме со всею своею свитою и тем придал настоящему торжеству еще более блеска и пышности. Консул со своею свитою отправляется в Вифлеем в открытых колясках, сопровождаемых многочисленным штатом кавасов. И кавасы, и арабы едут верхами на конях по бокам консульского поезда.
А.А.Дмитриевский. Праздники Святой земли.

Базилика Рождества Христова

В настоящем своем виде, что для нашей цели важнее всего, базилика эта пятинефная, или пятикорабельная, расчлененная в западной части четырьмя рядами коринфских колонн.


Транзепт (поперечная зала) одинаковой высоты и ширины со средним продольным кораблем и имеет закругленные концы, выступающие наружу, в виде абсидов (полукружий). Абсид алтарный устроен таким образом, что сначала сделан неглубокий, но симметричный прямоугольный выступ в ширину трех средних кораблей, взятых вместе, а потом к задней стене этого выступа приделан новый, полукруглый выступ, прямо против среднего корабля, в ширину его. Таким образом, широкий средний корабль, если брать в расчет пространство с транзептом, есть самый длинный, два ближайшие к нему боковые корабля — короче, крайние же два дальнейшие боковые корабля еще короче. Верхние стены среднего и поперечного кораблей прорезаны окнами, которые доставляют сверху обильный свет. Кровля базилики двускатная, с фронтонами на переднем и заднем фасах, и поддерживается балками из кипариса и кедра с вершин Ливана, видимыми изнутри базилики. Потолок в базилике отсутствует.

В настоящее время транзепт (поперечная зала) с абсидом (алтарем), приходящиеся над пещерою Рождества Христова и имеющие несколько приподнятый над общим основанием деревянный пол, отделены от остального пространства базилики невысокою деревянною перегородкою, в которой проделаны три входные двери: из среднего и крайних боковых нефов.


Транзепт и абсид и составляют в настоящее время храм в собственном смысле этого слова, а нефы, или корабли базилики, отделенные названною, появившеюся в базилике лишь в 1843 г. перегородкою, в обычное время исполняют роль двора, места отдыха горожан, скрывающихся сюда, под своды этого древнего храма, от жгучих лучей солнца, чтобы отдохнуть и поболтать с приятелями, а иногда даже служили казармою для солдат, загонами для скота и т. п. Только в праздник Рождества Христова, когда стечение богомольцев в Вифлеем бывает громадно, и когда внутренняя литания совершается по всему храму, эти нефы, или корабли, вифлеемской базилики исполняют свое прямое назначение — служить местом молитвы христиан. Даже в канун Рождества Христова, когда совершается в присутствии Патриарха литургия с вечернею, можно видеть здесь целую толпу ребятишек местных обывателей, играющих в мяч и бегающих взапуски с веселым криком и визгом,смешивающимися с пением церковных песнопений.


Теперь, конечно, этого нет, благочиние храма поддерживается постоянно, как и множество паломников и туристов.

Алтарь (восточный абсид) отделяется от храма невысоким деревянным резным иконостасом позднейшего происхождения с Распятием наверху. Живопись в иконостасе современная.

У самой перегородки, отделяющей транзепт от нефов, с левой стороны базилики для чтения Евангелия и произнесения проповедей устроен высокий амвон с витою к нему лестницею. С правой стороны за троном архиерея находится Вертеп Рождества Христова, имеющий входы с севера итога, со спусками вниз по мраморным лестницам. Длина Вертепа около 12 метров, ширина около 3 метров, а высота 2,5 метра; следовательно, размеры этого достопокланяемого места весьма незначительны. Стены Вертепа ныне задрапированы гобеленами ярко-багрового цвета, а пол устлан плитами из белого мрамора.


При спуске в пещеру по южной лестнице, на восток, в углублении находится место Рождества Христова, покрытое мрамором и обложенное серебром в виде звезды, имеющей на себе латинскую надпись «Hic de Virgine Maria Jesus Christus», т. е. «Здесь от Девы Марии родился Иисус Христос. 1717г.». Над этим местом устроен мраморный навес, верхняя доска которого служит престолом для православных и армян, а внутри его неугасимо горят многочисленные лампады — плод усердия разных христианских народов из почтения к данному месту. В южной части пещеры стоят ясли Спасителя, представляющие мраморный полированный ящик небольших размеров. Над ними также горят лампады. Близ св. Яслей устроен католиками престол «трех королей», т. е. волхвов, которые приходили поклониться новорожденному Спасителю (Мф. 2,11). С закоптелого потолка Вертепа спускается множество разнообразных величин и различной ценности лампад, возжигаемых при богослужениях в торжественные случаи.

Рождество в Вифлееме

В девять с половиною часов вечера с высокой новой колокольни вифлеемского храма, устроенной на средства русских паломников, раздается звон ко всенощному бдению. Звон одиночного колокола скоро сменяется трезвоном «во вся тяжкая», возвещающим богомольцам, что к богослужению шествует сам Патриарх св. Града со своим Синодом. Патриарх, вступив в крещальню, облачается здесь в мантию, берет в руки крест, и, при пении тропаря праздника, выходит в базилику и занимает свое место в троне среди храма, предварительно благословивнарод св. крестом. Богомольцы самых разнообразных национальностей переполняют не только транзепт храма, но и все нефы базилики, в другое время обыкновенно пустующие, а некоторые принуждены бывают стоять даже на дворе. Вся базилика блещет огнями, горящими в многочисленных лампадах, люстрах и разноцветных стаканчиках, развешанных на веревках по разным ее направлениям.

Затем сходит с трона и Патриарх, идет в алтарь и надевает на себя полное архиерейское облачение. То же самое делают и прочие архиереи, участвующие в совершении этого богослужения. При окончании полиелея все священники и диаконы, имея в руках зажженные свечи, выходят из алтаряи становятся в два ряда от царских дверей вплоть до южного входа в пещеру Рождества Христова.

Когда Патриарх со всем духовенством спустится в пещеру Рождества Христова, то кадит сначала по девяти раз место Рождества Христова и божественные Ясли, а затем и весь Вертеп, имея двух диаконов со свечами впереди и двух позади себя.

Поются антифоны четвертого гласа, возглаша¬ется праздничный прокимен и читается Патриархом Евангелие о Рождестве Спасителя (Мф- зач. 2), после которого Патриарх благословляет народ трикирием. Далее читается 50-й псалом, поются стихи, положенные по чину, стихира евангельская, произносится диаконом молитва: «Спаси Боже», а другим диаконом сугубая ектенья за всех православных христиан, Патриарха, Императора, Императрицу и Наследника России, короля, королеву, наследника и его супруги греческих, короля, королеву и наследника румынских, короля и наследника сербских, князя, княгиню и наследника черногорских, за архиереев и духовенство, за всех православных христиан и поклонников, епитропов и жертвователей св. богоявленной пещеры Рождества Христова. Заключив эту ектенью возгласом: «Услыши ны, Боже», Патриарх при пении полной катавасии праздника, всех девяти песней, и особых величаний, через северный вход выходит из Вертепа в храм со всем духовенством и совершает в базилике внутреннюю литанию.

Впереди процессии за патриаршими кавасами в расшитых золотом одеждах, с массивными булавами с серебряными набалдашниками в руках, расчищающими путь для процессии, идут мальчики в белых стихарях с крестом, хоругвями, рипидами и свечами по бокам, за ними певцы, потом следуют в два ряда священники, архимандриты и архиереи, далее — диаконы с кадильницами, непрерывно совершая каждение перед Патриархом. Шествие замыкают в блестящих мундирах, окруженные кавасами, чины русского консульства с почетными гостями и греческий консул со своею свитою. Литания из пещеры направляется через северные двери по северному боковому нефу базилики, поворачивая на запад, вступает в южный боковой неф и через южные двери — в самый храм, а оттуда через северные двери снова в северный неф базилики и т. д. Таким образом, литания трижды проходит по базилике, переполненной множеством богомольцев, имеющих в руках зажженные свечи. Патриарх св. крестом благословляет народ направо и налево. После третьего обхождения литания вступает уже в средний широкий неф и останавливается на большом ковре, разостланном посредине его. Патриарх, став на этот ковер, произносит сугубую ектенью за всех православных христиан, за царствующие дома православных государств, за клир своей Церкви, за

поклонников, покровителей и жертвователей святых мест и, в частности, пещеры Рождества Христова, и после заключительного возгласа со всеми участниками в совершении литании вступает через средние двери в самый храм и направляется внутрь алтаря. Здесь все снимают с себя священные облачения. Патриарх и некоторые архиереи через крещальню удаляются из храма для временного отдыха. В отсутствии Патриарха место его в троне занимает один из старейших архиереев. Оба лика начинают пение канона праздника на греческом и арабском языках попеременно. Ектений и возгласы на каноне произносятся иногда и по-славянски.

Епископ-игумен, в управлении которого находится вифлеемская церковь, взяв антиминс и священные сосуды, спускается в Вертеп и здесь на престоле над местом Рождества Христова совершает литургию. Поют эту литургию всю по-славянски наши русские богомолки, в громадном коли-честве собирающиеся на праздник в Вертеп Вифлеемский. Несмотря на торжественность и величественность вифлеемского рождественского богослужения, совершаемого обыкновенно на непонятных языках — греческом и арабском, наши поклонники в большей своей части остаются все время холодными, безучастными зрителями одних лишь пышных торжественных церемоний и литаний и совершенно перерождаются за этою литургиею, повторяя общим хором неоднократно чудные слова тропаря праздника: «Ррждество Твое, Христе Боже наш» пред самым местом празднуемого события. Лица всех сияют в это время неземною радостью, и сердца переполняются восторгом.

За литургиею, совершаемою Патриархом, все поется и читается на языках греческом и арабском, на славянском же языке произносятся только некоторые ектеньи и возгласы и читаются Апостол и Евангелие. Евангелие на разных языках читается с разделениями по частям таким образом: Патриарх у престола — по-гречески, русский архимандрит, если он участвует в богослужении, или архиерей, знающий славянский язык, — в царских дверях, архиерей или священник — по-арабски у трона патриаршего, в стасидии патриаршего наместника — архиерей на каком-нибудь из славянских наречий, и на амвоне протодиакон — снова по-гречески. После каждого чтения диакон в алтаре делает три удара в звонок, и бывает звон на колокольне, как на Пасху. Литургия оканчивается около четырех часов утра.

Из храма Патриарх с архиереями, высшим духовенством, чинами русского и греческого консульств и почетными гостями направляется в трапезу для «розговин», а затем все расходятся по своим комнатам на отдых.

На улицах догорают пылавшие в течение ночи костры. Шум и суета постепенно затихают, так как пришлые богомольцы начинают мало-помалу покидать тесные и совершенно не приспособленные для подобных многолюдных стечений богомольцев монастырские гостиничные при¬юты, обыкновенно в это время переполненные знатными посетителями. Богомольцы-простецы должны в этот день ютиться или в базилике, или в открытых монастырских коридорах, «зане не бе им места, — выражаясь языком евангелиста Луки, — во обители» (Лк. 2,7). И такое их бесприютное положение в этот светлый праздник тем более тяжелое, что ночь вифлеемская накануне Рождества Христова по состоянию погоды далеко не соответствует нашим представлениям о восточной теплой ночи, навеянным нам, главным образом, не вполне правильно понимаемым по-вествованием св. Луки Евангелиста: «И пастырие беху в тойже стране, бдяще и стерегуще стражу нощную о стаде своем» (Лк. 2,8). В рождественскую ночь нередко дует холодный пронзительный ветер и идет с редкими перерывами обильный дождь. Теплая поддевка и барашковый полушубок — истинное благодеяние для нашего богомольца в эту ночь. Неудивительно поэтому, что многие богомольцы, которые уже не в первый раз являются на богомолье в Вифлеем, несмотря на усталость от продолжительных служб, без отдыха, «еще сущей тьме», партиями спешат в Иерусалим в теплые русские подворья. Другие, кое-как переждав мрак ночи, с рассветом обозревают принадлежащую католикам и находящуюся в соседстве с Вертепом пещеру, где явился ангел праведному Иосифу во сне и повелел ему с Иисусом Младенцем бежать в Египет (Мф. 11,13), пещеру св. младенцев, избиенных от Ирода (Мф. 11,16), гробницу блаж. Иеронима и его учениц свв. Павлы и Евстохии и келью блаж. Иеронима (т 420), и торопливо покидают Вифлеем, спеша посетить «Млечную пещеру», «Долину пастырей» и небольшой колодезь, по-гречески кафизма — седалище, близ монастыря св. пророка Илии, с которыми так или иначе связываются воспоминаемые св. Церковью события настоящего праздника.

После торжественного обеда все почетные гости и Патриарх со своею свитою отправляются назад в Иерусалим в том же порядке, как они ехали и на праздник. Не видно теперь на пути только палаток для встреч, шейхов на своих лихих скакунах, и нет того оживления, какое по всему пути царило накануне. Для временного отдыха и чины русского консульства, и Патриарх со своею свитою заезжают на некоторое время в монастырь св. пророка Илии, торопясь к вечеру попасть в Иерусалим.

«Долина пастырей», известная у паломников под трогательным названием «Поле Пастушков» (Бет-Сахур), находится от Вифлеема на расстоянии получаса хода, к востоку от города. В этой долине, по преданию, оставались на ночлег со своими стадами вифлеемские пастыри, чудесным образом через ангелов первые получившие радостную весть о рождении Спасителя мира (Лк. 2,8-20). На этом месте когда-то стоял обширный христианский надземный храм, следы которого, в виде остатков колонн, капителей, места для престола и засоренной глубокой цистерны, налицо и по настоящее время. Но имеющийся здесь православный храм ныне представляет из себя темную мрачную пещеру с 21 ступенями вниз, с убогими принадлежностями христианского храма и еще более жалким его внутренним убранством. Только сохранившиеся на полу остатки древней мозаики свидетельствуют о том, что это достопокланяемое место некогда видело лучшие времена и обращало на себя большее внимание и клира Иерусалимской церкви, и православных паломников всего христианского мира...

Утром в самый праздник Рождества Христова вифлеемский храм до вечера безмолвствует: служений в храме православном не совершается никаких. Но зато роскошный католический костел св. Екатерины, стоящий налево о бок с вифлеемскою базиликою, переполнен бывает молящимися, и там совершается торжественная месса под мощные звуки дивного органа... Православный Патриарх, Вифлеемский владыка, игумен и русский и греческий консулы заняты приемами посетителей. Местные почетные старшины, называемые «шейхами», являются теперь с поздравлениями в надежде от своих почетных гостей получить щедрый «бакшиш» за свои вчерашние «фантазии» в честь их.