Category: происшествия

Бошко и Адмира

Оригинал взят у lazar_kr в Бошко и Адмира


И умерли в один день - 18 мая 1993-го, на сараевском мосту.
Но можно вот так - умереть - и сохранить любовь, умереть - и остаться. Умереть, чтобы сохранить любовь и остаться. Для меня эта трагическая история о смерти (кто бы узнал о Бошко и Адмире, если бы они не умерли в один день - и почти в один миг) - одна из опор, на которых держится жизнь. Это странно. Это неправильно. Но это - так.
****

Момо Капор, ""Сараевская трилогия":

"Помолимся и за покойных сараевских любовников, убитых 18 мая 1993 года на мосту Врбаня, между турецким и сербским берегами.
Их называли сараевскими Ромео и Джульеттой, но любовникам из Вероны, ко-торых и поныне оплакивает весь мир, было куда легче. Прежде всего, те были итальянцами и католиками, оба были родом из схожих патрицианских семейств.
Вражда Монтекки и Капулетти была детской игрой по сравнению с кровавой враждой обоих берегов Миляцки, где с одной стороны зарылись в окопы сербы, а с другой аж четыре армии: Санджакская , Хорватское вече обороны, воинские формирования спецслужб и, наконец, армия сараевских мусульман.
Девушка звалась Адмира Исмич, мусульманка, молодой человек Бошко Бркич был серб. Оба родились в 1968 году, им было по двадцать пять. Как только началась война, они, как и многие другие, мечтали убежать из города.

Парню все труднее и труднее было оберегать свою любовь в городе, охваченном ненавистью, и беспечно прогуливаться по улицам, где на каждом углу, прислонившись к стенам, торчали молодые, коротко стриженые бездельники в камуфляже и с серьгами в ушах, расчетливо поигрывая оружием и дерзко поглядывая на прохожих, особенно если среди них попадались красавицы вроде Адмиры. И в мирные годы, до войны, в Сараево было полным полно немых угроз и смертельных ловушек для тех, кто дерзнул стать не таким, как все. Улица, для которой достоинство и воспитание были смертельными врагами, располагала тысячью способов оскорбить их, пригрозить и унизить. Бессовестный мат вслед парню, провожающему красавицу, подножка, даже удар в спину – вот что грозило каждому, кто отваживался продемонстрировать городу исключительное счастье своей любви. В первый же год войны, когда Сараево захватили вооруженные орды уголовников в камуфляже, такое поведение получило молчаливое одобрение властей. Быть молодым сербом и прогуливаться по городу с мусульманской красавицей автоматически означало подписать самому себе смертный приговор. Разве не Макс Лубурич, последний комендант Сараево, в апреле 1945 года хватал посреди улиц городских красавиц, затаскивал их в свой «мерседес» и увозил на пресловутую виллу в Скендерии, где их следы терялись навсегда? Во время последней войны существовало множество частных тюрем, публичных домов, битком набитых похищенными сараевскими красавицами. Городом единолично правил Исмет Байрамович по кличке Череп, довоенный уголовник. В подвалах его штаба на Бистрике и в окрестных ямах обнаружили сотни изуродованных трупов. Сараевские власти использовали старую османскую стратегию: в первые годы войны полностью развязали руки городским уголовникам, выпущенным с этой целью из тюрем и депортированным из Европы, чтобы уничтожить как можно больше сербов, после чего их также уничтожили, свалив всю вину за учиненные преступления на них.
Так перед всем миром власти остались совершенно чистыми.

Точно как в сараевских легендах о страшных пашах и бегах, которые иногда совершали добрые дела, чтобы распространить о себе хорошие вести, так и Череп, по-хоже, согласился помочь девушке уехать из города со своим сербским парнем, взяв с нее за услугу, говорят, восемнадцать тысяч дойчмарок. На самом ли деле он хотел помочь им, или просто отказался что-либо предпринимать – навсегда останется тайной; однако наверняка подсказал им, когда следует рвануть по мосту Врбаня – в этот момент подкупленные снайперы должны были отвернуться.

И этой ночью, когда стоя молюсь в хиландарской церкви, ноздрей моих касается теплая струйка той майской ночи – гниловатый запах реки, в которой разлагаются убитые скуки ради собаки и кошки, старые матрасы и сожженные автомобильные шины, и я слышу ее убаюкивающий ток.
Вынырнув из тьмы, сараевские любовники побежали на сербскую сторону. Но Сараево не любит сказки с хорошим концом, а еще больше не терпит, когда кто-то счастливо вырывается из его паутины. Несмотря на уговор (если таковой вообще существовал), выстрелы с мусульманской стороны настигли молодых любовников, и они рухнули друг на друга ровно на ничьей земле.

Они лежали там целых шесть дней, с 18 по 24 мая, а над их телами гремели дуэли снайперов. Родители наблюдали за их последними объятиями: Адмирины – с турецкой, Бошко – с сербской стороны. Равно как многочисленные иностранные корреспонденты и телерепортеры – когда воюющие стороны позволяли им высунуться из укрытий. Ночами мусульмане забрасывали трупы мертвых любовников «коктейлем Молотова» – чтобы скрыть следы преступления перед мировой общественностью, которая попыталась сотворить из этой любви новых Ромео и Джульетту, что-то вроде миротворческой сентиментальной мелодрамы о примирении враждующих сторон перед лицом смерти, не подозревая о коварстве города, убившего их, как и многих других, задолго до смерти этих несчастных. Собственно говоря, молодые любовники бежали не на какую-то определенную сторону – они направлялись к сербам только потому, что оттуда можно было свободно отправиться куда угодно. Они бежали из Сараево, из этого вместилища олицетворенного зла.

Но мировая общественность не отметила одну важнейшую деталь, которая характерна только для этого места, и никакого другого. Несмотря на огромную опасность, кто-то в эти дни сумел незаметно подобраться к мертвым и не только прибрать к рукам их скромный багаж, но и обчистить карманы. Вот почему даже в трагедии Сараево ни-когда не сравняется с Вероной. Несмотря на все старания, бутылки с бензином не долетели до трупов, и на шестую ночь сербские бойцы под командованием сержанта Марко Топича, рискуя собственной жизнью всего в двадцати пяти метрах от мусульманских окопов, сумели перетащить мертвецов на свою сторону и похоронить их на кладбище Вранеш в Лукавице, в одной могиле, вырезав их имена на общем кресте".



Оригинал взят у lazar_kr в Бошко и Адмира

Младшая сестра Михаила Толстых ("Гиви"): Ни одного сантиметра нашей земли мы не отдадим

Оригинал взят у summer56 в Младшая сестра Михаила Толстых ("Гиви"): Ни одного сантиметра нашей земли мы не отдадим
Оригинал взят у general_ivanoff в Младшая сестра Михаила Толстых ("Гиви"): Ни одного сантиметра нашей земли мы не отдадим
После смерти Миши мы не сдадим Донбасс... За ним люди шли и он не боялся гибели: он знал, что надо защитить родную землю. Батальон останется. Мы будем продолжать дело. И ни одной позиции, ни одного сантиметра нашей земли мы не отдадим,

Марина Сергеевна Черноволова (Толстых).





Collapse )


Комгарьская Мшара

Оригинал взят у royal_farr в Комгарьская Мшара
Оригинал взят у ig_v в Комгарьская Мшара
В августе и сентябре этого года несколько раз побывал в окрестностях озер Комгарь и Негарь


За последнее десятилетие здесь случилось несколько сильных пожаров, в результате получились вот такие мрачные пейзажи.
Collapse )




Подлинной таблице Д.И. Менделеева сразу после его смерти сделали обрезание

Оригинал взят у ogurcova в Подлинной таблице Д.И. Менделеева сразу после его смерти сделали обрезание
Оригинал взят у al3101961 в Подлинной таблице Д.И. Менделеева сразу после его смерти сделали обрезание
Глава из статьи : В.Г. Родионов. Место и роль мирового эфира в истинной таблице Д. И. Менделеева

original_image002

Подлинная Таблица Менделеева (1906 г.)

6. Argumentum ad rem

То, что сейчас преподносят в школах и университетах под названием «Периодическая система химических элементов Д.И. Менделеева»,- откровенная ф а л ь ш и в к а .

Последний раз в неискажённом виде настоящая Таблица Менделеева увидела свет в 1906 году в Санкт-Петербурге (учебник «Основы химии», VIII издание). И только спустя 96 лет забвения подлинная Таблица Менделеева впервые восстаёт из пепла благодаря публикации настоящей диссертации в журнале ЖРФМ Русского Физического Общества.

После скоропостижной смерти Д. И. Менделеева и ухода из жизни его верных научных коллег по Русскому Физико-Химическому Обществу, впервые поднял руку на бессмертное творение Менделеева - сын друга и соратника Д. И. Менделеева по Обществу - Борис Николаевич Меншуткин, который выполнял заказ свыше. Ведь новая парадигма релятивизма требовала отказа от идеи мирового эфира; и потому это требование было возведено в ранг догмы, а труд Д. И. Менделеева был фальсифицирован.


[Читать статью полностью]
http://econet.ru/articles/64011-podlinnoy-tablitse-d-i-mendeleeva-srazu-posle-ego-smerti-sdelali-obrezanie


В октябрьском противостоянии 1993-его погибли лучшие, умнейшие, как ни клеветали на них .

Оригинал взят у uchenitsa_iya в В октябрьском противостоянии 1993-его погибли лучшие, умнейшие, как ни клеветали на них .

Из слова прот.Александра Шаргунова в день поминовения жертв Чёрного октября 1993.

Враги России оказались сильнее во зле, чем патриоты в добре. Все силы ада сегодня против нас. Что можно им противопоставить? Только силу Божию, веру и жизнь по вере…
В том октябрьском противостоянии погибли лучшие, умнейшие, как ни клеветали на них трусливо средства массовой информации. Погибли самые чуткие - те, кто явился тогда как бы провидцем, у кого не было пелены на глазах, кого не могло закодировать телевидение, кто раньше многих других понял, что за этим стоит растление народа и разрушение России. Потому и жизни своей они не пожалели. Совесть не давала им поступить иначе.

То, что делает человеческую историю,- совесть, сама чистая, самая острая, самая действенная сила. Где действует совесть - там максимум человеческой свободы в соработничестве с Божиим делом, с Богом, даже если люди еще Бога не знают.
Подлинные творцы истории в повседневности на¬шей жизни и в решающих событиях- не известные политики, не актеры, вихляющиеся на фоне народной трагедии, но те незнаменитые скромные люди, совестью которых созидается победа нашего существования...

Если мы в личной своей жизни не будем жить по стыду и совести, в трезвении, если будем подчиняться духу растления и смерти, беспрепятственно царящему после их «победы», мы превратимся в рабов, и России никогда не подняться с колен.

Октябрьские события показали, в каком бедствен¬ном нравственном состоянии находится сегодня большинство. В тот день в нашем городе большинство жило так, как будто ничего не произошло, в то время как среди бела дня на глазах у всех - специально всем, всему миру демонстрировали массовое убийство невинных людей, вставших на защиту закона и совести...

Но нераскаянная кровь всемеро и в семьдесят раз всемеро, как говорит Писание, порождает новую кровь. Новое в этой картине ада было то, что это было сделано не тайно, а явно. Новый грандиозный обман в нашем Отечестве, начавшийся с утверждения приоритета общечеловеческих ценностей, привел к полному отказу от общечеловеческих ценностей, от стыда и совести и даже от права на жизнь, завершился геноцидом народа.

И вот, наконец, нас пытаются убедить, что теперь сам народ узаконил это беззаконие, потому что многие люди предпочли жизни по совести бесовскую свободу греха.
Среди сегодняшнего Содома мы должны защитить себя и своих детей созданием нравственного климата в своей семье. Это не означает, что мы можем быть пассивными по отношению к тому, что происходит с нашим народом, не исключает нашей ответственной гражданской позиции, а, наоборот, делает ее обязательной.

Иначе кровь наших мучеников-героев ложится на нас. Все законные средства, все силы должны быть собираемы для духовной битвы за Россию. И главное в этой битве - со-весть, вера, Господь. Господь не имеет недостатка ни в чем: ни в Своих страданиях за нас на Кресте, поклонение которому освящает эти дни, ни в силе и славе Своего Воскресения...

Вечная память всем, жизнь свою положившим за Веру и Отечество!
3 октября 1996 г.
Полностью здесь:
http://ruskline.ru/analitika/2014/10/03/v_tom_oktyabrskom_protivostoyanii_pogibli_luchshie/

Великая Пятница. Воспоминание Святых спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа

Оригинал взят у die_ante_bellum в Великая Пятница. Воспоминание Святых спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа
Оригинал взят у rivertsna в Великая Пятница. Воспоминание Святых спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа



Вся тварь изменяшеся страхом, зрящи Тя на Кресте висима, Христе: солнце омрачашеся, и земли основания сотрясахуся, вся сострадаху Создавшему вся. Волею нас ради претерпевый Господи, слава Тебе.

Днесь Владыка твари предстоит Пилату, и Кресту предается Зиждитель всех, яко агнец приводимь Своею волею: гвоздьми пригвождается, и в ребра прободается, и губою напояется манну одождивый, по ланите заушается Избавитель мира, и от Своих раб поругается Создатель всех. О Владычняго Человеколюбия! О распинающих моляше Своего Отца, глаголя: Отче, остави им грех сей: не ведят бо беззаконнии, что неправедное содевают.

Слава, глас тойже:

О како беззаконное сонмище Царя твари осуди на смерть, не устыдевся благодеяния, яже воспоминая предутверждаше, глаголя к ним: людие Мои, что сотворих вам? Не чудес ли исполних Иудею? Не мертвецы ли воскресих единем словом? Не всякую ли болезнь исцелих и недуг? Что убо Ми воздаете? Вскую не помните Мя? За исцеления раны Мне наложивше, за живот умерщвляюще, вешающе на древе, яко злодея, Благодетеля: яко беззаконна, Законодавца: яко осужденна, всех Царя. Долготерпеливе Господи, слава Тебе.

И ныне, глас тойже:

Страшное и преславное таинство днесь действуемо зрится: неосязаемый удержавается: вяжется, разрешаяй Адама от клятвы: испытуяй сердца и утробы, неправедно испытуется: в темнице затворяется, Иже бездну затворивый: Пилату предстоит, Емуже трепетом предстоят небесныя силы: заушается рукою создания Создатель: на древо осуждается, судяй живым и мертвым: во гробе заключается Разоритель ада. Иже вся терпяй милосердно и всех спасый от клятвы, Незлобиве Господи, слава Тебе.

Тебе одеющагося светом, яко ризою, снем Иосиф с древа с Никодимом и, видев мертва нага непогребена, благосердный плач восприим, рыдая, глаголаше: увы мне, Сладчайший Иисусе! Егоже вмале солнце на Кресте висима узревшее мраком облагашеся, и земля страхом колебашеся, и раздирашеся церковная завеса: но се ныне вижу Тя, мене ради волею подъемша смерть. Како погребу Тя, Боже мой, или какою плащаницею обвию? Коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему Телу? Или кия песни воспою Твоему исходу, Щедре? Величаю Страсти Твоя, песнословлю и погребение Твое со Воскресением, зовый: Господи, слава Тебе.